Конкурс как отражение процессов в пространстве детского изобразительного творчества

Заметки жюриста на полях каталога!

Международный конкурс детского творчества «На своей земле» завершился. В душе осталось ощущение солнечного праздника и желание поделиться эмоциями, сформулировать проблемы и найти ответы на вопросы, как правило, возникающие после проделанной серьезной работы.

Несмотря на развитие транспортной инфраструктуры и моментально передающейся информации, наш мир не стал меньше или проще. На огромных просторах России выражение жить «близко» и жить «далеко» всем понятно. Я приехала в Минск из Сибири. Международный конкурс «На своей земле» сблизил, нивелировал отношения между людьми: около одиннадцати тысяч детских рисунков пачками, перемешав страны и расстояния, заполнили пространство штаб-квартиры «Белорусского зеленого креста».

Общее впечатление от состава жюри XIII конкурса – профессионалы. Это было очевидно. Еще это люди, влюбленные в детей, творчество и жизнь. Первая часть огромной работы жюри по просмотру работ – «отсев», в который ушла половина листов. Это самое трудное – не судить, а «жюрить», понимая, что за каждым рисунком – ребенок, еще многого не умеющий и очень ранимый. Второй акт отбора напряженно-нервный: из хорошего – лучшее. Потихоньку отделяя «зерна от плевел», нанизывая каждое первооткрытие на золотую нить образности, распознавая уникальность… Из лучшего выбирались лауреаты с медалью, просто лауреаты, чьи работы составят контент конкурса, то, что увидит зритель. В этом лучшем есть и дипломы конкурса, и просто благодарности, «падзякі» по-белорусски. Это тоже почетно, замечено, оценено. Десять человек жюри голосовали буквально по каждой работе. Удивительно, что разногласий было мало: нет рецептов и формул хорошего творческого рисунка, но есть определенная «навигация», вызывающая появление энергии на тот или иной образ. Теория композиции – вещь полезная и нужная, но она инструмент для творчества и не должна быть самоцелью.

Почти каждый человек в своей жизни рисует: черкает в блокноте, набрасывает схему, оставляет след на бумаге… Этот «след» уже есть рисунок. Просмотр такого огромного количества детских рисунков объединил всех взрослых участников научно-практической конференции за одним столом. Эмоции были выплеснуты, и стали появляться вопросы: что показал нам конкурс? Что стоит за этими творческими композициями? Что мы делаем и можем сделать в пространстве детского изобразительного искусства? Вопросов слишком много. Мы пытались сформулировать самое важное в отношении детского творчества, модели художественно-эстетического образования, личности педагога-художника, уровня художественных ценностей современного мира, аутентичности ребенка-творца…

Количество работ, присланное на конкурс показывает, что дети рисуют, осваивают живопись, графические техники, берутся за любые темы. За каждым ребенком стоит педагог, наставник, художник. Школы, представленные на конкурсе, имеют свой почерк, свое лицо, уникальные методы. Качество детских работ полярно: от вялой невыразительности «срисовки» до современной концепции восприятия мира.

Вспоминается Китай, где в начале 2000-х мы были с выставками детских работ нашей школы, выполненных в графике. На второй день руководство департамента культуры приняло решение о продлении сроков нашей выставки и обязательном посещении ее детьми всех школ города. Они увидели искреннее и глубокое осмысление мира российскими юными художниками, в то время как в соседнем зале размещались яркие, веселые и очень мультяшные работы китайских детей. По моему впечатлению, чиновники испытали когнитивный диссонанс, потому как страна с богатым художественным наследием вдруг лишилась своей аутентичности на фоне российской графики. И на конкурсе в Беларуси мы видели очень мало работ из Китая, которые бы рассказали нам просто и преданно о их великой земле…

Каждый человек, вопреки шуму социума, должен найти свой путь, способность жить, не изменяя своему истинному Я. Художник-педагог, вовлекаемый в хрупкий мир души ребенка, должен создать тот подход, который поможет человечку в этом более всего. В изобразительном искусстве – это умение находить знаки, символы, образы. Это язык нашей души. Только понимая язык своей души, мы способны стать независимыми, уникальными или найти свой путь.

В семантическом пространстве конкурса мы наблюдали сеть, паутину переплетающихся символьных и смысловых взаимосвязей, пытаясь разглядеть тенденции. Можно, как минимум, по этим рисункам предсказать будущее и зону ближайшего развития: вскоре эти юные творцы вступят во взрослую жизнь, и мир столкнется с новой реальностью…или сделает шаг назад. Вот такая ответственность на тех, кто сейчас учит. Часть работ мне показалась очень знакомой, просто из детства моего – по восприятию и приемам, по беспробудному давлению педагога, по отношению к детскому самовыражению. Во многих работах просто нет ребенка. В других – слишком много попыток сделать жизнь ученика в искусстве «нескучной». Некоторые работы – просто добросовестные иллюстрации и картинки из интернета. Есть откровенный «кич», и за такого ребенка тревожно. Насколько супер современным выглядит на этом фоне опыт педагогов, работающих в «традиции» – Галины Яковцевой из Санкт-Петербурга, Илгнесе Авотиня из Латвии, Неринги Шюпинскене из Литвы, Татьяны Тихомировой с Украины, Глеба Голубева из Уфы, Гунефы Матюшенковой из Беларуси, Евгения Шульца из Забайкальского края, графика из Польши и Словении… На конференции мы постоянно обращались к проблеме изобразительной грамотности, уровню владения изобразительным языком. Приходится с горечью признать, что педагогами недооценивается понимание того, что пространство пластических, визуальных, изобразительных искусств «говорит» на своем языке, интонации которого надо чувствовать, а грамматику – знать априори. Мы обсуждали работы, вглядываясь в изображение: «Послушайте, в этом что-то есть!» Эту прекрасную фразу не раз произнес каждый член жюри. Значит, информация идет недостаточно явно – как невнятная речь, как будто шум мешает услышать тихий голос ребенка. Мы увидели проблему оказания непрофессиональной помощи ученику со стороны педагога. «Поставить» глаза и руку способен педагог, который понимает, о чем и как говорит картинная плоскость, не подменяет понятия творчества и ремесла, не путает цели и средства. Более того, мне думается, что уже наступило время, о котором мечталось Павлу Флоренскому – время полифонии. Только готовы ли мы к поиску и восприятию новых изобразительных средств?

Преподаватели знают, какой должна быть современная школа, но сейчас работать с безусловной радостью невозможно: во многих городских школах (о периферии молчу) крайне бедная материальная база. Приняли предпрофессиональные программы, совершенствуем методику, учимся каждые три года на курсах, заполняем кучи бумаг, проводим анкетирование… Однако нет конструктивной и по-настоящему живой работы управляющих государственных органов, административного аппарата, который априори отвечает за формирование бюджета школы. Переосмысление понятия «родительская оплата за обучение» приводит к тому, что мы стоим с протянутой рукой. Учебный процесс оказывается финансово «голым» по всем статьям, касающимся обеспечения учебного процесса. Главными вопросами в школе становятся: как мы учим, сколько получает педагог, какая среда создана в храме искусства. Выходит, вместе с водой выплеснули ребенка… О проблемах базового художественно-эстетического образования пишут и говорят, но они слишком медленно решаются. В 1990-х годах в Центре художественного образования Б. Неменского мы «подзаряжались» концепцией современной школы. Почему же мы так долго ждем новую школу: сменилось уже поколение учителей, а мы живем старыми проблемами?

Простых времен для человека в этом мире нет. Сложность и противоречивость переживаемого сейчас осознается всеми: тревожное состояние наших стариков, теряющихся среди кибер-технологий; среднее поколение, спешащее за временем; наши дети – оказавшиеся самыми «продвинутыми», но узнавшие слово «стресс» гораздо раньше нас… Экзистенциальный кризис становится нормой жизни, и на этом фоне расцветает общество потребителей, возникают экологические проблемы, уничтожение образной среды, происходят немотивируемые преступления. Ищем выход?! Да, помогаем жить полноценно: искусством и добротой, красотой, гармонией, цветом и линией. Лечим цветовую слепоту, восстанавливаем тактильность пальчиков, выводим сердца из долины одиночества…  Это я всё о нем – о Беларусском международном конкурсе на своей земле. Без кавычек. Присоединяйтесь.

Лора Вельц, г. Омск

Тэги: