Заметки по поводу конкурса «На своей земле»

Зимой 2018г. с 30 января по 1 февраля в образовательном центре Белорусского зелёного креста проходила работа жюри 13-го международного конкурса живописи и графики «На своей земле».

Международный конкурс детского изобразительного творчества «На своей земле»:

- помогает раскрыть художественно-творческий потенциал каждого ребёнка;
- приобщает его к решению разнообразных художественных задач;
- способствует развитию потребности к художественному творчеству;
- знакомит с творческими достижениями и даёт возможность обменяться международным методическим опытом;
- позволяет увидеть общие тенденции в современном художественном образовании;
- привлекает внимание общества к важности развития творческих потребностей детей.

В этом замечательный смысл конкурса.

На 13-й конкурс было прислано 11 тысяч работ. Наряду с несостоявшимися было много работ высокого художественного уровня.

Из 11 тысяч присланных работ, жюри конкурса отклонило более 7 тысяч рисунков, из оставшихся часть получили благодарность, часть дипломы участника и лишь небольшая группа работ была удостоена медалей и лауреатов конкурса, которые и будут участвовать в презентации результатов конкурса.

Работа жюри закончена, самые выразительные работы отобраны, и вопрос «почему именно эти работы отобраны, чем они хороши?» всегда настойчиво звучит после оглашения результатов.

Что же такое конкурсная работа? Каков критерий её отбора?

Вопрос объективности критериев постоянно возникает в процессе оценивания детских работ в силу тех его специфических черт, которые отличают его от профессионального искусства. Оценить специфику детской художественности – это задача трудная и для профессионалов.

Какие же условия важны для правильного отбора конкурсных работ?

Важно в жюри собрать людей способных говорить на одном языке, слушать и слышать друг друга.

Важно единство членов жюри в понимании специфики детского творчества и в психологическом, и в эстетическом и в педагогическом аспектах.

Важно единство в выборе критерия оценки детской художественности, позволяющее аргументировать эстетическую оценку детской картины.

Важно, чтобы детские работы отбирались членами жюри не формально, а с эмоциональным откликом, деликатно, внимательно и неспешно.

Ребёнок растёт и характер его восприятия, мышления меняется, его работы всегда несут черты возрастного своеобразия и, поэтому, необходимо максимально точно учитывать возрастные особенности детского творчества, с присущим им своеобразным характером изображения.

Это изобразительное своеобразие связано с нестандартностью восприятия ребёнка, с предметно-функциональным его характером и, с тем, что ребёнок относится ко всему в мире, как к живому.

Поэтому система изображения, способы создания образа и оценки рисунков детей 5-10 лет, резко отличаются от академической модели изображения и способов её оценки.

То, что создают дети, уже является художественной ценностью (если, конечно, не вмешиваются взрослые). У ребёнка 5-8 лет ярко выражена чувствительность к художественному творчеству, к цвету. Он создает свои картины как большой мастер. Через выразительный цвет, выразительную форму передаёт своё отношение к образу. Делает это искренно, непосредственно и по-своему!

И потому в этот критерий оценки входит самое главное:

СКОЛЬКО САМОГО РЕБЕНКА в рассматриваемой работе?

Есть ли эмоционально-оценочное отношение его к тому, что он создаёт?

Состоялось ли художественное преобразование жизненного опыта ребёнка в его картине?

Большинство присланных на конкурс работ выполнялись без учёта этих критериев и явно не проходили предварительный отбор в школах.

Если детская работа не трогает, не радует, не печалит, если смотреть на неё скучно и утомительно, её не надо отсылать на конкурс. Даже если она идеально выполнена, – это тоже не повод для участия в конкурсе. И наоборот, работа может быть наивной, неумелой, но вызывать отклик, быть живой, – и это главный показатель того, что её можно отправить на конкурс.

Было много работ, где композиции складывались исключительно с использованием сюжета и предметов его обслуживающих. В преподавании не стояло задачи создания образа на языке художественных средств и не учитывались возрастные особенности ребенка. Была нарушена метафорическая природа искусства, поэтому такие работы выглядели стандартными и безликими, лишенными индивидуальности. Естественно, жюри их отклоняло.

Также было много работ, где «расцветал» китч (это опять же вмешательство преподавателя или родителей, навязывание своих вкусовых предпочтений).

Китч в детском искусстве? Что это?

Это когда ребёнка не научили восхищаться, не научили видеть красоту окружающего мира своими глазами, не научили видеть всё вокруг живым и образным, а подсунули как эталон «красоты», пошленькие, умилительные картинки зайчиков, кошечек с бантиками, сладких деток с недетским «стрелянием» глазок, с блёстками, розочками, со всей этой внешней буффонадой «красот». Такие работы жюри, конечно, тоже не рассматривало.

Было ещё одно направление в детских рисунках, также навязанное взрослыми, из серии – непременно удивить. Это, когда в одной работе применялись абсолютно разные по стилю художественные приёмы, взятые из разных жанров искусства. Например, фон решён живописными средствами (кисть, гуашь), часть фигуры девушки намечена графически линиями в сочетании с нетронутыми белыми частями листа, часть фигуры решена живописно, букет, который она держит в руках, обозначен печатными формами. В таких работах нет целостности, природосообразности форм, а значит и образности. При внешней броскости они также отклонялись жюри.

На конкурс продолжают поступать, хотя уже в меньших количествах, и копии акварельных работ современных художников, благо их в интернете много. В этот раз жюри увидело копии акварели А. Костагнедо и Дж. Збуквича. Эти работы были отклонены жюри.

Обсуждалась ещё одна тема: использование цветной бумаги насыщенных, ярко розовых, красных, зелёных и т.п. цветов в детских работах. Сама по себе цветная бумага ровная, равнодушная, не живая – механичная. Когда её нетронутого фона много в детских работах, то это очень ее обедняет и тормозит дальнейшее развитие. Ребёнок делает несколько линий или пятен и не знает, что дальше. Если забрать этот цветной фон, то от работы ничего может и не остаться. Применение цветной бумаги в детских работах требует от педагога большой деликатности. Если дети постоянно работают на цветной бумаге без умного руководства педагога, то они приучаются работать в пол силы, не задействуют возможность полноценно решать образ во взаимодействии со средой. Фон уже задан, он готов, его как будто и не надо делать и под него уже подгоняется замысел. Жюри рассматривало несколько детских работ (одного преподавателя) все на розовом фоне, но замысел у всех разный. Все дети одновременно не могут выбрать розовый цвет бумаги. Как это может быть? Тут очень многое зависит от педагога, как он направит работу детей.

Для примера: жюри отобрало, как лучшие, на медаль, две работы, возрастная категория 5-6 лет, из Армении, тоже созданы на цветном охристом фоне. Но этот фон разработан и мелкие кусочки охры, которые кое-где ребёнок оставил на фоне, создают необходимый ритм решаемого образа. Цвет бумаги, самые крупные её части, принадлежит лицам фигурок, выделяя их, делая главными и связывая их с фоном. Цвет бумаги, здесь облегчил задачу ребёнку условно справиться с цветом тела человека. На одной из работ цвет бумаги на лицах даже разработан, придавая им живость.

В композиции задействованы ТРИ РАЗМЕРА – БОЛЬШОЙ, СРЕДНИЙ, МАЛЕНЬКИЙ, где ОСТАЁТСЯ ЦВЕТНАЯ БУМАГА ФОНА. Большой принадлежит лицам фигурок, средний – это ручки, ножки и мелкий – это ритм пятнышек по фону. Таким образом, цвет бумаги помог ребёнку создать желаемый целостный образ.

Бумага может быть каких-то естественных цветов, нейтральных, например, чтобы органично входить в цветовую канву композиции. Эстетическое воспитание по отношению к цвету начинается уже с выбора материала. Педагог должен заботиться о том, чтобы в наборах бумаг для живописных композиций не было «диких цветов», которые уже самодостаточны и готовы для применения лишь в декоративно-прикладных видах творчества.

В этом случае важно, чтобы педагог не бездумно давал цветную бумагу, а задался вопросом, для чего мы её берём, почему такого цвета?

Чтобы облегчить работу, победить у маленького художника страх перед белым листом?

Чтобы преодолеть трудности работы на белом?

ЧТО В КОМПОЗИЦИИ ОСТАНЕТСЯ ЦВЕТОМ цветной БУМАГИ?

И ещё важный момент! Работа выполнена тусклыми цветами, а кажется яркой из-за цвета бумаги. Ребёнок должен сам создать этот насыщенный цвет, приучаться самому смело с ним работать, получая от этого радость.  

Понятно, если мы рисуем на белой бумаге, то почему не можем рисовать и на «цветной»? Но! На какой цветной?

Итог таков, что дело не в технике, правильности или оригинальности работ, а в создании конкретного желаемого образа, который адекватно выражен цветом, формой, членением листа и характером мазка в любом детском возрасте: и в «золотом» его периоде (5-8 лет), и в переходном состоянии (10-12 лет) и в более взрослом (15-16 лет) и это должно стать заботой преподавателя!

Главное – это гармоническое развитие личности ребёнка. В школе нельзя строго разделять обучение и эстетическое воспитание: вот сейчас мы только учимся, «включая» лишь мозги, а потом когда-то будет что-то живое, интересное и мы будем радоваться и творить! Этого когда-то может и не быть, так как ученик не будет готов с этим встретиться.

Жюри часто расходилось во взглядах при оценке работ. С удивлением отмечала, что те детские работы, которые у меня вызывали восторг, поражали своими художественными находками, свежестью, смелостью, раскрывали творческое лицо автора, хотели удалить, как слабые. Ведь творчество – это создание новой реальности, собственной, неповторимой. Собственно, на конкурс и должны присылаться творческие работы, а не учебные.

В связи с этим хотелось бы, чтобы конкурс имел такую награду, как Гран-При.

Гран-При (1–3 работы) – это та детская работа, которая больше всех других заставляет взрослых зрителей переживать; вызывает восторг; и в которой наиболее выразительно соединены своеобразие художественных средств ребёнка с образом его идеального мира.

Такая работа всегда есть на конкурсе, и она учит главному – видеть по-своему, думать по-своему, быть личностью, восторгаться жизнью, радоваться каждому дню и передавать эту радость другим через художественное творчество. Не бояться, не подражать, не делать, как все, а осознать свое собственное сверхличное «Я».

Работа жюри на этом не заканчивается. На презентациях результатов конкурса, на встречах с родителями, педагогами необходимо объяснять не только художественные достоинства презентуемых работ, но и то, что конкурс для ребёнка – это прежде всего самосовершенствование, художественное развитие. Важно донести, что участие ребёнка в конкурсе и победа в нём не должна быть соблазном для взрослых. Не следует придавать глобального значения полученным медалям и возводить победу ребёнка в ранг гениальности, прочить судьбу большого художника, решать за него будущее. Что он будет делать с этим статусом, с этой непосильной ношей потом, когда детство пройдет?

Детское искусство явление временное. Можно образно сказать так: Господь водит рукой ребёнка пока он маленький, а потом, когда он повзрослеет, говорит ему: «А теперь сам!». Детское искусство остаётся в детстве.

И вот когда сам, тогда становится ясно, нужно ему искусство или вовсе нет. Детство прошло, ребёнок изменился, образный характер восприятия сменился визуальным восприятием. Начался процесс формирования логического мышления. Он уже не может рисовать как ребёнок и ещё не может как взрослый.

Теперь всё стало зависеть от его мотивации – хочу быть художником или не хочу; педагогической деликатности преподавателей, умения провести ребёнка из детства через мост сложных для него пока взрослых перемен; и от деликатности родителей – не давать никаких преждевременных оценок работам своих детей, не строить никаких прогнозов, а просто поддерживать их, чтобы не навредить.

Важно донести до зрителей, родителей, педагогов, что в художественном творчестве нет соревновательного процесса, здесь каждый побеждает себя, в этом проявляется талант, и победа на конкурсе не является поводом для необоснованных прогнозов и звёздных болезней.

Что касается конференции, то здесь очень важен для учёбы и роста педагогов конкретный разговор: как преподаватель добивается высокого художественного уровня детских работ, какие типы заданий ставит, какую применяет методику. На этой конференции примером такого разговора может служить выступление Гунефы Матюшенковой преподавателя из Слуцкой ДХШ (Беларусь). Участники конференции увидели и услышали, как творчески, профессионально можно работать с детьми, решая конкретную задачу и получать высокие результаты в обучении детей, создавая смелые, индивидуальные решения художественных композиций. Но это не отменяет презентаций, где можно проследить общие тенденции направлений в развитии художественного творчества детей разных отечественных и зарубежных школ.

Для меня лично, было много открытий, и в том, что я делаю верно, и что необходимо улучшить в своей работе, было и подтверждение того, что только творческий процесс, в котором участвуют оба и преподаватель, и ученик даёт высокий результат.

Хочу пожелать конкурсу многая лета, творческих удач, творческих находок. Выразить благодарность организаторам конкурса за создание идеальных условий для работы и отдыха жюри, создания творческой атмосферы, за возможность сохранения высоких художественных традиций в формировании творческой личности ребёнка, в жёстких условиях современного пространства. А также выразить членам жюри конкурса благодарность за науку и плодотворное сотрудничество.

Поблагодарить преподавателей, которые учат детей видеть красоту мира своими глазами, и, помогают им решать задачи её художественного изображения.

Член жюри: Тихомирова Т.Н. член СХУ, методист ООНМЦЗКМ, преп. ДХШ им. К.К.Костанди, г. Одесса

Тэги: